НПА, признанные недействующими по р... 

Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2011 № 47-Г11-34 «Об оставлении без изменений решения Оренбургского областного Суда от 18.07.2011

Определение Верховного Суда  РФ от 26.10.2011 №  47-Г11-34  «Об оставлении без изменений  решения  Оренбургского областного Суда от 18.07.2011, которым удовлетворено заявление о признании частично недействующим Порядка использования и охраны лечебно-оздоровительной местности местного значения, расположенной на территории озер Развал и Тузлучное, в границах муниципального образования Соль-Илецкий район, утвержденного постановлением Правительства Оренбургской области от 22.04.2011  № 246–п

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2011 г. N 47-Г11-34

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пирожкова В.Н.,

судей Анишиной В.И. и Борисовой Л.В.

при секретаре Алешиной П.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению исполняющего обязанности прокурора Оренбургской области о признании недействующими отдельных положений Порядка использования и охраны лечебно-оздоровительной местности местного значения, расположенной на территории озер Развал и Тузлучное, в границах муниципального образования Соль-Илецкий район, утвержденного постановлением правительства Оренбургской области от 22 апреля 2011 г. N 246-п, по кассационным жалобам правительства Оренбургской области и общества с ограниченной ответственностью "Соль-Илецк-курорт" (далее - ООО "Соль-Илецк-курорт") на решение Оренбургского областного суда от 18 июля 2011 г., которым заявление исполняющего обязанности прокурора Оренбургской области удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., объяснения представителя губернатора и правительства Оренбургской области Ивановой Н.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда не подлежащим отмене, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Правительством Оренбургской области принято постановление от 22 апреля 2011 г. N 246-п "Об утверждении порядка использования и охраны лечебно-оздоровительной местности местного значения, расположенной на территории озер Развал и Тузлучное, в границах муниципального образования Соль-Илецкий район" (с последующими изменениями). Постановление официально опубликовано в печатном издании "Оренбуржье" 29 апреля 2011 г., N 65.

Пунктом 1 этого акта утвержден Порядок использования и охраны лечебно-оздоровительной местности местного значения, расположенной на территории озер Развал и Тузлучное, в границах муниципального образования Соль-Илецкий район (далее - Порядок).

Пунктом 14 Порядка установлено, что пользование территорией лечебно-оздоровительной местности "Соленые озера" и имеющимися природными лечебными ресурсами является платным.

Положениями абз. 3 п. 33, пп. 34 - 38 Порядка закреплено, что плата взимается со всех пользователей, как физических, так и юридических лиц, как за пользование территорией и природными лечебными ресурсами, так и за размещение инфраструктуры и осуществление предпринимательской деятельности. Установлены размеры, порядок и сроки внесения платы.

Исполняющий обязанности прокурора Оренбургской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими приведенных норм регионального акта, ссылаясь на то, что они противоречат федеральному законодательству, имеющему большую юридическую силу.

Оренбургским областным судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого и принятии нового судебного акта об отказе в удовлетворении заявления просят в кассационных жалобах правительство Оренбургской области и ООО "Соль-Илецк-курорт".

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного постановления.

Удовлетворяя заявление прокурора, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый (в части) нормативный правовой акт противоречит федеральному законодательству, имеющему большую юридическую силу.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, природопользование, особо охраняемые природные территории находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. п. "в" и "д" ч. 1 ст. 72). По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, последние не могут противоречить федеральным законам (ч. ч. 2 и 5 ст. 76).

Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в указанной выше сфере регламентированы Федеральным законом от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ), Федеральным законом от 23 февраля 1995 г. N 26-ФЗ "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах" (с последующими изменениями) (далее - Федеральный закон о лечебно-оздоровительных местностях), иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В подп. 8 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ указано, что к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов создания и обеспечения охраны особо охраняемых природных территорий регионального значения, ведения Красной книги субъекта Российской Федерации.

На основании ст. 5 Федерального закона о лечебно-оздоровительных местностях к полномочиям указанных органов государственной власти по регулированию отношений в области функционирования, развития и охраны лечебно-оздоровительных местностей относятся:

признание территории лечебно-оздоровительной местностью регионального значения;

установление границ и режима округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей, имеющих региональное значение;

регулирование в области использования и охраны лечебно-оздоровительных местностей и природных лечебных ресурсов, за исключением переданных в ведение Российской Федерации;

международное сотрудничество в сфере изучения и использования природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей;

ведение реестра лечебно-оздоровительных местностей.

Федеральным законом от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях" (с последующими изменениями) (далее - Федеральный закон об особо охраняемых природных территориях) не предусмотрено иных полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по регулированию отношений в области функционирования, развития и охраны лечебно-оздоровительных местностей.

Таким образом, действующим законодательством не закреплено полномочие субъектов Российской Федерации по установлению платы за пользование территорией лечебно-оздоровительных местностей и имеющимися на них природными лечебными ресурсами.

Особенность использования указанных территорий, исходя из положений Федерального закона об особо охраняемых природных территориях и Федерального закона о лечебно-оздоровительных местностях, состоит в том, что эти объекты общенационального достояния предназначены для лечения, профилактики и отдыха населения без установления платы.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона об особо охраняемых природных территориях и ст. 2 Федерального закона о лечебно-оздоровительных местностях имущественные отношения в области использования и охраны лечебно-оздоровительных местностей регулируются гражданским законодательством, если иное не установлено федеральным законом.

Иного регулирования действующим законодательством не установлено.

Гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации (подп. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации).

Сопоставив оспариваемые положения Порядка с федеральными нормами, суд пришел к правильному выводу о том, что указанное выше правовое регулирование осуществлено правительством Оренбургской области с превышением полномочий, предоставленных субъектам Российской Федерации в области функционирования, развития и охраны лечебно-оздоровительных местностей.

Согласно ч. 2 ст. 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Поскольку судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и применен закон, подлежащий применению к спорному правоотношению, решение суда является законным и обоснованным.

Доводы о том, что разбирательство по делу проведено судом первой инстанции с нарушением прав правительства Оренбургской области, не привлеченного к участию в деле и не извещенного о времени и месте судебного заседания, не нашли своего подтверждения. Оспариваемый прокурором акт подписан губернатором Оренбургской области, являющимся высшим должностным лицом Оренбургской области и возглавляющим правительство названного субъекта Российской Федерации. Из протокола судебного заседания (л.д. 73 - 74, 97 - 107) и других материалов дела следует, что в суде интересы губернатора - Председателя правительства Оренбургской области представляли Иванова Н.С. и Баширова В.И., которые давали объяснения, представляли возражения и осуществляли иные права, предусмотренные законом.

Не имеют правового значения и не являются основанием для отмены судебного постановления ссылки в жалобе правительства Оренбургской области на то, что судом при изготовлении решения допущена описка в наименовании нормативного правового акта, признанного (в части) недействующим. Указанная описка исправлена в соответствии с требованиями ст. 200 ГПК РФ.

Иные доводы заявителей жалобы являлись предметом проверки суда первой инстанции и обоснованно по мотивам, приведенным в решении, отвергнуты, как несостоятельные. Оснований для иной правовой оценки Судебная коллегия не имеет.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 360, п. 1 ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Оренбургского областного суда от 18 июля 2011 г. оставить без изменения, кассационные жалобы правительства Оренбургской области и общества с ограниченной ответственностью "Соль-Илецк-курорт" - без удовлетворения.

Определение Верховного Суда  РФ от 26.10.2011 № 47-Г11-34  «Об оставлении без изменений решения  Оренбургского областного Суда от 18.07.2011 (rar, 9Кб)

версия для печати